Заметки Кайзера Rotating Header Image

Друзья

Поездка в «Город солнца»

Недавно узнал, что «Виссарионовцы» доделали дорогу от Жаровска, и теперь до «Обители рассвета» (как они сами называют Город Солнца) можно доехать даже на девятке. Договорились с друзьями, выбрали дату и поехали. Так или иначе, мы собирались отдохнуть на берегу Казыра, а тут бонус нарисовался. Предварительно связался с представителями общины и сообщил, что хотим приехать сделать фотоотчет — нам пообещали, что позволят проехать за шлагбаум. До него может доехать любой, оставить машину на стоянке и продолжить путь пешком: 5 км до «города солнца» или примерно 1 км до Тиберкуля. Еще нам заранее сообщили, что т.к. с нами будет ходить человек (экскурсоводом не назовешь, скорее провожатый), он не будет занят на работах и это нужно будет компенсировать финансово. Расценки следующие: экскурсия по Городу Солнца без подъема в Небесную обитель (на гору) — 300 рублей с человека, с подъемом — 500.
В условленное время мы прибыли на КПП, где нам разрешили проехать. На стоянке возле «Гостевого лагеря» нас встретили и назначили провожатого Виктора. Виктор живет в Городе Солнца уже 5 лет, у него есть жена и трое детей. В «Церкви последнего завета» Виктор с 1996г.
Вот первый дом, который мы увидели.

Сразу бросается в глаза панель солнечной батареи. Виктор по ходу рассказывает, что здесь нет централизованного электроснабжения, для личных нужд у жителей поселения стоят солнечные батареи. Но где-то есть и дизель, на лесопилке например.
Ворота в Обитель рассвета

Когда мы подошли, пробило ровно два часа и Виктор указал на человека в воротах. «надо подождать», — сказал он. Пока ждали поинтересовались, сколько человек сейчас живет в общине именно тут «на горе». 70 мужчин + жены и дети — примерно три сотни.
Все, нам разрешили зайти. Обратите внимание на кусты и вообще ландшафтный дизайн. Рука мастера Дениса Сафронова тут чувствуется во всем. Виктор сказал, что Денис с недавних времен тоже живет в городе солнца.

Кстати, это моя вторая экскурсия по городу солнца. Когда-то в 1999м году я уже был тут. Тогда провожатый больше рассказывал, что их религия основная и самая правильная. Показывал, что их крыши дома имеют «форму вифлеемской звезды». Что люди тут ближе к богу. В этом раз мне показалось, что ребята сильно переписали басню. Виктор отвечал на наши вопросы, умело срезал острые углы. Например на вопрос почему не едите мясо, он ответил: «исключительно потому, что для организма так полезней. давно же известно, что и алкоголь, и табак, и животная пища вредны. религия тут не причем». Новые дома, кстати, имеют более практичные, но иногда изощренные формы.

Пока шли к центру города встретили Дениса Сафронова. Остальные жители, которых мы встречали, передвигались или пешком или на велосипедах.

Денис строит в город солнца огромный «топиарный парк», его проект называется «Город сад». Работы предстоит еще очень много, но многое, как вы видите, уже сделано. Копаются пруды, где-то даже запущены карпы.


Мы подходим к центру города, где стоит вот такое изваяние, окруженное 2 кольцами живой изгороди.

Это символ их веры. Внизу у скульптуры ангела табличка с молитвой. Именно тут каждое утро начинается литургия и тут община распределяет работу на день. И именно отсюда начинается еженедельное шествие виссарионовцев на гору в небесную обитель.
Кстати, 18 августа у них в общине пройдет праздник — годовщина первой проповеди Виссариона. цена уже готова к праздничным выступлениям

Так как виссарионовцы не едят мясо, они не держат крупный скот. Исключение козы и кур. «для детей в питании есть послабления», — поясняет Виктор. Детям разрешают есть сыр и яйца. В городе нет ни одного забора и прекрасно просматриваются домики разной формы.

Вот дом из конца девяностых, видите форма крыши напоминает кристалл. А на самом верху здание с красной крышей — монастырь для мальчиков 14-18 лет. Когда-то раньше Виссарион жил там. Наш путь лежит именно туда.

Вид на центр города с подножья горы.

По пути наверх мы расспрашиваем Виктора, как он попал сюда. Он рассказывает, что приехал сюда с семьей из Крыма. Рассказывает как тяжело было в первые годы, как рубили лес и строили дома без техники. Рассказывает как устроена жизнь в общине, какие вопросы решает Собрание. И мы понемногу поднимаемся в гору. Вид на озеро Тиберкуль

Тут появляется сотовая связь, хорошо ловит Теле2 и Мегафон.
Вид на центр города с площадки рядом с монастырем.

А это небесная обитель. Последователи виссариона и тут выращивают себе пропитание. Видите теплицу? Виктор сказал, что ее топить начинают с февраля.

Мы спускаемся с горы и идем обратно другим путем. Виктор указывает на детскую площадку. Хорошие горки, три батута. Я спрашиваю разрешение сфотографировать детей.

Рядом с площадкой обустраивается еще одна «топиарная зона».

Мы прощаемся и едем отдыхать на берег Казыра.
На обратном пути немного фотографирую. Река Табрат

Гуляевский порог (куда ж без него?)

По пути домой заезжаем на 10 минут в Петропавловку. Тут тоже живет много последователей Виссариона. Немного фотографирую необычные дома.

Облака плывут в Абакан, нам туда же

Спасибо за внимание.

Как мы сплавлялись по Шинде в 2003

В прошлую субботу, отдыхая в отличной сауне «Кусто», травя разные байки в веселой компании, как-то вспомнился один весьма странный сплав по речке Шинда. Оглядываясь назад, и объективно оценивая все события, я могу сказать, что был самый ебанутый сплав в моей жизни. (под катом много букв и фоток на 2 метра)
Все началось одним летним днем 2003 года, когда после простенького сплава по Кизиру, мы с Николаем Гребенщиковы и Андреем Зайченко договорились сплавиться по речке Шинда. Справедливости ради, нужно отметить, что мы с Николаем уже сплавлялись именно по этой реке в 1998 году. Тогда (в 98м) мы не знали, что вдоль Шинды была проложена дорога, и нам пришлось осуществить пеший переход от полузаброшенного старательского поселка Чибижек до ручья Балахтисон. Теперь мы решили, что гораздо удачнее будет добраться до реки на каком-нибудь автобусе или грузовике. Ну вот собственно с целью найти подходящий транспорт мы (я, Николай и Андрей) и отправились в Кошурниково. В селе (или это поселок?) Кошурниково около ж/д станции стоял ПАЗик, ожидающий каких-то возможных пассажиров. В кабине ПАЗика дремал разморенный от летней жары водитель. К нему я и направился, чтобы договориться насчет заброски на реку. По моим представлениям водитель автобуса либо захотел бы подкалымить сам, либо подсказал бы мне человека, готового заработать быстрые и легкие деньги. «Добрый день», — обратился я к водителю. Он кивнул в ответ головой, я протянул ему под нос карту района, распечатанную на принтере. «Послушайте», — я указал пальцем на интересующую меня точку на карте, «Мне нужно перебросить группу лиц вот в это место».
Несмотря на летнюю жару, одет был я в камуфляжные футболку и штаны. Ну уж очень мне нравилось ездить на природу в таком прикиде. Темные очки на глазах и недельная небритость, вероятно, не прибавили мне обаяния, потому что реакция водителя автобуса была совершенно дурацкая. Он в ответ что-то пробормотал, практически закрыл дверь и тут же уехал. Наверное принял за кавказского боевика. Ну так-то похож, да. Коля и Андрей еще посмеялись, мол ты бы еще с характерным кавказским акцэнтом это сказал, нас бы тут вообще милиция повязала всех. Надо проще к людям относиться, сказал бы «Надо на речку сплавщиков отвезти… а не группу лиц перебросить в эту точку»… Так и решили. Покатались по деревне, нашли какого-то директора или управляющего местной автобазы, который на грузовике взялся все-таки перебросить группу лиц в интересующую нас точку отвезти сплавщиков на реку.
Выбрали дату — 25 июля. По нашему предварительном плану сплав должен был продлиться три дня. Утром в пятницу выехали, вечером в воскресенье вернулись. Предложили сплавиться друзьям-товарищам, в итоге на слав собралась банда из 6 человек: Николай, Андрей, Александр, Тоша, Максим и я.
В назначенный день рано утром встретились на перроне ж/д вокзала. И тут же «напоролись» на весьма наглого милиционера, К сожалению, я точно не вспомню фамилию этого хранителя закона и порядка на вокзале, но там было что-то очень говорящее: или Сучеев или Сукин.Господин полицейский товарищ милиционер предложил проследовать за ним в отделение ЛОВД, где произвел обыск. Прапорщик (вот могу ошибаться, но, кажется, он был прапорщик) с говорящей фамилией потребовал выпотрошить наши рюкзаки, практически ощупал запрятанные бутылки с водкой в спальниках, докапался до туристических ножей и тд. Прилично трахнув мозг, убедившись, что мы все-таки не террористы, а простые сплавляльщики, милиционер отпустил нас. Слава небесам, мы все же успели загрузиться в электропоезд, следующий по маршруту Абакан-Кошурниково.
Андрей, Тоша, Максим и Александр на перонеЭлектричка везла нас все дальше от города, а мы потихоньку приходили в себя после милицейского шмома. Мы в ярких красках поделились неприятными впечатлениями с коллегами по сплаву, которым повезло больше. Максим и (кажется) Александр немного задержались и не попали в поле зрения бдительно стража закона. Открыли по бутылочке пива, и жизнь понемногу стала налаживаться. Впереди нас ожидал отличный отдых в тайге, вдали от работы, компьютеров, сотовых телефонов и прочих радостей и тягостей современной жизни. Немного огорчала погода: по предварительному прогнозу в тех краях ожидался дождь. Но мы надеялись на лучшее, а так же на постоянную переменчивость погоды в тайге: «это же тайга, здесь нельзя угадать погоду» ©
Во время поездки выяснилось, что в электричке ехала еще одна группа сплавляльщиков, направлявшихся на Шинду. Среди них нашелся знакомый — диджей «Джонсон», который в то время крутил диски в ночном клубе «Айсберг». Оказалось, что «Джонсон» и Максим из нашей компании старые приятели. В пути мы договорились, ехать до реки на одной машине вместе, чтобы сократить расходы.
Прибыли в Кошурниково, загрузились в грузовик и веселой ватагой поехали в сторону реки.
Раскупорили алкоголь, чтобы моросящий дождь не портил настроение. Вы когда-нибудь бухали в кузове грузовика, несущегося по лесной грунтовой дороге? Надо признать это что-то незабываемое. Разместившись на скамейке или рюкзаках, подпрыгивая на каждой кочке, пьется очень весело. Главное успеть залить в себя алкоголь в тот момент пока дорога хотя бы немного ровная, в противном случае есть шанс облиться пивом (или водкой) на радость остальных пассажиров кузова.

Ребята «из компании Джонсона» изначально не планировали сплавляться от ручья Балахтисон, они хотели начать свой сплав или от Ильинки (это место где дорога из Кошкурниково в первый раз встречается с рекой) или от бетонного моста (история которого по идее заслуживает отдельной заметки). Но мы уговорили их ехать с нами до Балахтисона. К слову, если мы отправились на сплав сугубо мужским коллективом, то в «компании Джонсона» были девушки.
Из разговора я понял, что сплавляться они собираются на двух ПСНах. ПСН — плот спасательный надувной — такая, на мой взгляд, абсолютно неприспособленная для горных рек плавающая херня. Управлять на реке таким плотом сложно, он совершенно неманевренный, этакий резиновый надувной кусок гавна — куда вода несет, туда и плывет. Единственным его плюсом является укрытие от дождя. А дождь в тот раз шел почти все время…
С песнями и хохотом веселые и пьяные через несколько часов мы добрались до первой знаковой точки нашего маршрута — ручей Бахалтисон, который впадает в Шинду. Выгрузились, рассчитались с водителем и начали готовить сплав-средства. Экипажи в лодки были определены следующим образом: Я и Андрей, Николай и Александр, Максим и Антон. Кто-то надувал лодки, кто-то быстро приготовил легкий закусон: бутерброд с паштетом и охотничья сосиска. Ребята «из команды Джонсона» разматывали ПСНы, девушки накрывали поляну. По сравнению с нашими простецкими бутерами их обеденный стол радовал глаз изобилием: несколько салатов, какие-то искусные бутербродики и вареные яйца, нарезанные каким-то чудным образом. Ну что скажешь, девушки даже в тайге из обеда пытаются сделать что-то красивое и эстетичное. Они остались обедать, а мы тронулись в путь. Нужно было успеть до воскресной электрички приплыть к деревне Журавлево.
Несмотря на то, что сплавлялись мы в июле, воды в реке было много. Возможно, сказывались дожди, но сейчас я лишь могу предполагать, потому как не помню насколько дождливым было лето 2003 года. В любом случае по большой воде всегда веселее сплавляться. Мы достаточно быстро добрались до безымянного Шиндиского порога.
Перед тем как проходить порог, я уточнил о наличии дополнительного комплекта сухой одежды у Андрея. Предложил спрятать ее в водонепроницаемый мешок «ранер». Порог прошли достаточно чисто, вещи практически не замочили. Ну разве что чуток… ну разве что не наш экипаж… ну разве что не все… В общем, решили, что нужно вставать на ночлег. Выбрали подходящий остров, на котором, правда, не оказалось подходящего для ночлега ровно места. Ну ничего, ветки под палатку, карематы внутрь и спальное место готово. Поставили палатки, приготовили какой-то простой ужин, немного выпили, пообщались и разошлись спать. Спальник и дополнительный комплект сухого белья я хранил в непромокаемом ранере, поэтому, как только переоделся с сухое и залез в теплый спальник, я моментально уснул.
Не помню точно кто меня разбудил на следующее утро, наверное Тоха, но разбудил очень рано. На улице было достаточно холодно, над рекой белесой дымкой растекался туман. Выяснилось, что палатку, где спали Николай и Антон, они поставили на крайне неудачном месте. Ночь из-за постоянных осадков именно в том месте образовался ручек из дождевой воды. Ну, вы представляете все возмущение Антона, когда он рассказывал о том, что проснулся от того, что спит в луже холодной воды. В общем, товарищи из палатки Николая очень плохо спали ночью, они и настояли, что нужно быстрее уже плыть, раз с ночевкой не получилось. Не удалось нам и разжечь утренний костер: заготовить бересты впрок ума не хватило, а разжечь бумагой сырые дрова никак не получалось. Пришлось есть холодные каши и завтраки туриста, запивая это дело водкой и водой.
А у меня с собой во фляжке был припасен бренди Cortel XO — подарок на день рожденья. Вы когда-нибудь пили хороший французский бренди из фляжки холодным утром в тайге? А ведь отлично поднимает настроение и боевой дух. Кажется, что он даже согревает изнутри. Конечно, мы знаем, что это ложная иллюзия, и алкоголь совершенно не греет. Но в тот момент, когда на улице холодно, когда нет возможности выпить горячего чаю, холодный бренди из фляжки оказывается лучшей грелкой…. хотя бы потому, что других просто нет в наличии.
Свернули лагерь и отправились в путь дальше. Чтобы не замерзнуть, пили водку, запивая ее водой и закусывая огурцами. Сцепляли лодки, разливать водку по кружкам. Клац! «За здоровье» Шаришь рукой по лодке, ищешь свежий огурец, моешь огурец в реке за бортом. Залпом выпиваешь водку, закусываешь огурцом без соли или майонеза, пустой кружкой черпаешь воду и запиваешь. Горько, невкусно, но так веселее и так кажется, что ты согреваешься. «За тайгу!» «За природу».
Плывем по реке, пытаемся рыбачить, но, в общем-то, безуспешно. Проплыли под бетонным мостом, в очередной раз удивились, зачем посреди тайги через речку построили добротный бетонный мост. Легенда такая: дорога, за мостом упирается в конечном итоге в речку Тумна (Про слав по Тумне я уже писал в своем блоге), там по легенде должна была быть построена или настоящая действующая или ложная ракетная точка. Опять же странно называются ручьи в том месте: «Взлетный» и «Посадочный». Если что-то там и строили, то все благополучно похерилось с развалом СССР. Жаль… «За СССР!»
Водка не помогает, на улице очень холодно, да и периодический дождь порядком надоел. Нужен костер! Остановились на небольшом острове, на который по весне водой принесло разного топляка.
Нашли березу, срезали бересту, подожгли и еле-еле разожгли костер… Николай предложил просушить сапоги камнями из костра. Что за бредовая идея! А хотя… В общем, через какое-то время все накидали себе горячих камней в сапоги, ну чтобы хоть чуток их просушить и согреть. Выстроились жопами к костру. А что? Ведь не только ноги надо теплыми держать.
Я настоял на том, чтоб сварить чего-нибудь горячего поесть. По-быстрому сварганили простой супец из тушенки, картошки и китайской лапши. В городе такое гавно есть и не захочется, а в тайге на холоде после невнятного завтрака, бренди из фляжки и водки с огурцами супчик кажется очень и очень вкусным. Почти на 100% уверен, что Тоша ел суп с майонезиком.
Пора плыть дальше. Все так же холодно, все тот же дождь, все те же водка, огурец и вода. Кажется, что вообще уже тошнит от огурцов… или от водки? Не, от водки не тошнит. Наливай, а то холодно.
Вот сейчас не помню причины, но… помню что лодка, в которой плыли Антон и Максим была постоянно с водой. Возможно, пропускало дно, а может вода переплескивалась через борт. В общем, парням почти все время приходилось черпать воду из лодки за борт. Да и сидеть жопой в холодной воде занятие не самое приятное. Но надо признать все тяготы и лишения сплава мы переносили стоически… опять же потребление алкоголя поднимало командный дух и настроение. Плыли, выпивали, курили, общались, шутили… Отдельной темой для шуток и обсуждений был туристический прикид Антона. В его оранжевом спас-жителе, надетом поверх плаща ОЗК он очень напоминал нинзю-черепашку. Нинзя-черепашка Тоша: вместо нунчаков и кинжалов-сай весло, вместо пиццы огурец.
Попытались с Николаем вспомнить, сколько точно дней сплавлялись по Шинде в прошлый раз? Предположили, судя по тому, как плывем, есть шанс во время не успеть. Решаем что делать. Варианта два: плыть и пытаться успеть на электричку или доплыть до Ильинки, собрать вещи и пойти пешком до Кошурникова, а оттуда на электричке домой. Решили идти пешком. Вот не знаю толи пьяным показалась отличной идея почти двадцатикиллометрового похода с рюкзаками полными мокрыми вещами толи прямо так переживали из-за прогула на работе. Но объективно: гавно идея.
Доплыли до Ильинки, собрали рюкзаки. Мокрые вещи ощутимо тяжелее сухих. С трудом представляю, как мы дойдем до Кошурниково. Ну, как-то же когда-то же дойдем… Выпили на дорожку и пошли.
Первые же двести метров в гору дают понять, что мы просто охуеем идти пешком. Какие есть варианты?… значит идем. В это время мимо нас проезжает КАМАЗ. Тормозим машину, просим довести до Кошурникова за деньги. Отказ. Блин, вот тогда реально даже какое-то отчаянье проявилось. Правда, камаз уехал недалеко: немного позади шли Антон и Максим. Видимо окончательно намучившись в лодке с водой и в палатке с лужей, Антон каким-то образом собрал в кулак весь свой дар убеждения и договорился, чтобы нас довезли до ж/д станции за 600 рублей. Видимо и мы могли договориться, если б сумму сразу обозначили. Для нас это по 100 с рыла, а для них — это ШЕСТЬСОТ рублей.
Тоха кричит, что он договорился насчет камаза. Камаз оказался ковшевой. Да и пох! Залазим в ковш, там несколько деревянных досок и большая лужа грязной воды. Ехать в луже? Да и пох! Водила пьяный в гавно, стоять на ногах не может. Пока он с Тохой договаривался выронил сигарету изо рта. Да и пох! Зато не пешком. Они всегда тут так ездят. Камаз разворачивается на каком-то жутком месте: ширина дороги оставляет желать лучшего. Бля, мне кажется, что там и на восьмерке то развернутся тяжело. С одной стороны скала, с другой обрыв. Если водила ошибется, то все пипец. Успокаиваем себя, что они всегда тут так ездят.
Едем на Камазе. Рюкзаки, которые не промокли во время сплава промокают в поездке: сверху дождь, в ковше камаза лужа, которая при каждом торможении или ускорении камаза скачет по всему ковшу. Это в любом случае лучше, чем идти пешком. Водила камаза попросил, чтобы кто-нибудь сел с ними ехать: хер пойми зачем, пообщаться. Кто у нас самый общительный? Тоша матерится, но лезет в кабину. Зато ему не придется сидеть в луже. В пути рассуждаем, что общение с двумя пьяными камазистами даже для Тоши испытание на прочность. Решаем по приезду сразу налить ему водки, так сказать нервы успокоить. Благо водка еще осталась, брали с запасом. Приезжаем на вокзал, выгружаемся. Открывается дверь кабины, вываливается Тоха, смеется до слез, в руках россыпь сигареты прима. Тоха говорит, что Камазисты от доброты душевной дарят нам рыбы хариуса, мол в ковше берите сколько надо. Не знаю, что им с пьяну в голову взбрело: в ковше кроме пары досок и лужи ничего нет. Рассчитались и поблагодарили камазистов.
Затаскиваем вещи на вокзал. Около рюкзаков, лежащих на полу образовались грязные лужи. Ну что ж, теперь у нас есть крыша над головой. Я так прикинул, куковать нам на вокзале до обеда следующего дня, когда придет электричка Абакан-Кошурниково. Как только разложили вещи в зал ожидания заглянул какой-то милиционер, поинтересовался кто откуда и какими судьбами. Спасибо за то, что не стал устраивать досмотр.
Время к вечеру, а мы после импровизированного супчика с тушенкой и лапшой ничего кроме огурцов и не ели. В здании вокзала с торца есть магазинчик, там продаются сигареты, колбаса, игральные карты, газеты, пиво и закуски к пиву. Проходящий поезд Абакан-Красноярск останавливается на станции минут на 5-10, этого вполне достаточно, чтобы прикупить себе пивка, закусона и сборник сканвордов в дорогу. Но, к нашему сожалению, в этом магазине не продается горячий чай. Покупаем желтую прессу, колбасу, пиво и сухарики. Следует отметить, что это был не последний раз, когда мне пришлось ночевать на станции Кошурниково. В другие разы по прибытию на станцию, мы с товарищами сплавляльщиками ходили ужинать в железнодорожную гостиницу, расположенную метрах в ста от здания ж/д станции. Просто в тот момент мы не знали об этой гостинице и о столовой, где можно было достаточно дешево съесть первое, второе, компот и пирожок с картошкой.
С кипятком мы окончательно обломались. Попросили милиционера, который охранял порядок и покой, и работников станции, которые периодически заглядывали в зал ожидания, оба раза получили отказ. Спасибо, хоть под дождь из здания вокзала не выгнали.
Пьем пиво, едим колбасу, делать совершенно нехуй.
Спать на скамьях в зале ожидания неудобно, мешают подлокотники-перила Максим каким-то образом уснул сидя. Он чтобы не простыть и немного подсушить штаны снял их. Спит сидя в куртке и трусах, даже похрапывает. Завидно, у меня уснуть получилось минут на 10, потом затекла шея. Уже предвкушаю бессонную ночь. Чтобы как-то себя развлечь читаем вслух заголовки из купленных газет, благо там есть за что зацепиться. Желтая пресса такая желтая. Запомнились два заголовка: «Призрак преследует Клаудию Шифер в постели» и «Владимиру Кличко больно целоваться». От нефиг делать стали сами придумывать заголовки к статьям. Сейчас не вспомню ни одного, но, как мне кажется, придумали несколько достойных федерального уровня… надо было записывать.
В зале ожидания стали собираться люди. Скоро должен прибыть ночной поезд на Красноярск. Зал ожидания был условно разделен на два лагеря: ожидающие поезда и наш табор. Причем занимали мы практически половину зала ожидания, и никто из встречающих поезд не решился сесть на нашей половине зала. Когда в зале скопилось достаточно много народа, проснулся Максим. Он спал сидя спиной к залу, а когда проснулся сразу залез с ногами на пластиковое сиденье, чем, по всей видимости, смутил посетителей, т.к. встал как был — в куртке и трусах. Да и пох! Зато выспался. К нам подошел какой-то мужичек в шапке ушанке, по виду вылитый «Кузьмич» из фильмов про особенности национальных охоты и рыбалок. Схожесть была не только внешняя, даже манера говорить напоминала киноперсонажа. Поговорили с «Кузьмичем», он поинтересовался, видели ли мы в лесу зверя. «Видел», — ответил я, «бурундука…».
Прибыл красноярский поезд, народ со станции разошелся. Приближалась ночь, а жрать меньше не хотелось. Пытались как-то поспать, Николай хрустел кириешками, кто-то дремал, кто-то разгадывал сканворд. Перспектива чалиться на станции до обеда совсем не радовала. Ночью к нам вышла работница станции, поинтересовалась, есть ли с собой паспорта. Оказалось, что рано утром (точно не помню, но кажется в 5 утра) в Кошурниково делает остановку поезд Красноярск-Абакан, где есть общий вагон: ну как раз самое то для нашего туристического-алкоголистического табора. Паспортов у нас не оказалось, но мы пообещали назвать честно-причестно наши имена и фамилии, а начальник станции пообещала нас посадить в поезд под свое честное слово.
Каким-то образом мне все-таки удалось уснуть, ну или отрубиться. Видимо сказалось употребление бренди, водки и пива почти с самого утра. Разбудили меня перед самым прибытием поезда. Мы собрали все вещи, распределили рюкзаки и сумки, так чтобы все унести за один раз. Договорились о том, кто в какой очередности лезет в вагон, чтобы все сделать быстро без проволочек. Подошел поезд, начальник станции сдержала свое слово, нас по купленным билетам запустили в общий вагон. Мы раскидали рюкзаки и прочие вещи по свободным полкам и расселись на свободных местах. Помню, что я практически сразу уснул.
Проснулся уже ближе к 10 утра, когда мы проезжали станцию Подсинее, и ехать до Абакана оставалось совсем недолго. Так же как и на станции Кошурниково, мы определились с порядком кому какие вещи нести, и по прибытию электропоезда в Абакан достаточно быстро выгрузились из вагона. Не прошли мы и 10 метров от электрички, как встретили старого знакомого — радетеля за безопасность ж/д станции прапорщика милиции с говорящей фамилией. Считаю, что мне повезло, так как он признал тех, кого досматривал в начале поездки. Ну а кого еще не досматривал… ну им повезло меньше.
Вот как-то там и закончился сплав оп реке Шинда. Ебанытуй, неправильный, тяжелый, но такой, что даже спустя 8 лет вспоминается с улыбкой на губах.
Где-то через неделю пересеклись в «Айсберге» с диджеем Джонсоном. Он с грустным видом рассказал, что дождь лил не прекращаясь до вторника, что они там вместе с девчонками конкретно охуели от холода и других лишений, потеряли весло у одного из ПСНов и, в общем-то, получили массу неприятных ощущений во время сплава. Но тем неменее, сплавляться им понравилось, потому что в конечно итоге вспоминается все-таки больше хорошее и смешное, чем плохое и грустное.